avatar

«Мы последние в нашей династии…» — Юбилейное интервью с Виталием Раздольским.

Written by Anna Tsipris. Posted in Интервью

Tagged:

pokolenie_x_com_razdolski

Published on Март 05, 2013 with No Comments

pokolenie-x.com

Виталий Раздольский
Родился в 1923 году. Участник Отечественной войны, имеет боевые награды. Окончил Ленинградский театральный институт. Член Союза писателей СССР и России, член Союза театральных деятелей России, журналист, член Союза РУССКИХ писателей Германии, постоянный автор русскоязычных литературных журналов «Мосты» и литературный Европеец!

Драматург, пьесы которого ставились на сценах многих российских и зарубежных театров (так, комедия “Дорога через Сокольники” ставилась более трехсот раз на сцене Московского художественного театра). Из наиболее известных спектаклей по пьесам Виталия Раздольского можно упомянуть: “Беспокойного юбиляра”, “В кольце тишины”, “Вьюгу”, фильм “Прости нас, мачеха-Россия” и др. Он автор романа-анекдота “Агасфер среди людей, богов и животных”, повестей, рассказов ( сборник «Планета циклопов»), повесть «Бенефис клоуна Кляпа».

Читая регулярно, на протяжении 10 лет единственные в Германии два литературных журнала “Мосты!" и «Литературный европеец» (редактор Владимир Батшев), я довольно часто встречаюсь с творчеством Виталия Раздольского – писателя, драматурга и поэта. Особенно меня восхитила его последняя публикация: « Бульвар Сен-Мишель» (ЛЕ, 2012, №177 ) . С каким изяществом стиля написан этот небольшой рассказ! Банальнейший сюжет о «любви с первого взгляда». Привожу начало этого рассказа; « Дорогая моя, если эти строки попадут тебе на глаза, не упрекай меня в предательстве. У всякой тайны есть срок давности. Срок давности нашей тайны истёк ещё в июне прошлого года. И я со спокойной совестью бросаю эти страницы на бульварный перекрёсток, поменяв всего лишь имена и адреса»

Узнав, что у Виталия Александровича предстоит юбилей, я обратилась к нему с просьбой дать интервью, рассказать о своём многомерном творчестве, о причинах его эмиграции в Германию, поделиться с читателями размышлениями о своей нынешней жизни. . Прежде всего, я поздравила Виталия Александровича с тем, что он вступил в возраст долгожителя и пожелала здоровья, творческой энергии и по- возможности постараться придерживаться «десяти заповедей», рекомендованных Международной группой врачей, психологов и диетологов, следуя которым люди сумеют « продлить и сделать более приятным своё земное существование».  Я выяснила, что Виталий Раздольский соблюдает почти все эти заповеди, потому и вступил в возраст долгожителя.

Вот что пишут в прессе о Виталии Раздольском:

«Он известен как драматург и сценарист. Его комедия «Дорога через Сокольники» прошла на сцене МХАТа более трехсот раз — до тех пор, пока кому-то не угодил. В разных театрах ставились и другие его пьесы, а фильм по его сценарию «Прости нас, мачеха Россия» в 1990-м запретили после первого показа. Он также замечательный писатель, автор удивительных по всплеску фантазии произведений на самые актуальные темы современной жизни. Кроме того, он чудесный поэт, а еще и ещё публицист»
Семён Ицкович.

«Проза Виталия Раздольского обладает тем редким свойством, что какие бы фантастические сюжеты ни предлагал автор, они воспринимаются читателем либо как уже существующая, либо как несколько отсроченная, но вполне вероятная завтрашняя реальность»
Леонид Борич.

У Виталия Раздольского – поразительная внешность: по манерам - это настоящий русский интеллигент, утончённый, с очень приятным тембром голоса, который буквально завораживает, и ты невольно попадаешь под обаяние этого человека, умудрённого опытом и столь длинной прожитой жизнью. Он располагает вас к беседе, и при общении с ним, хочется узнать его мнение по многим вопросам его прошлой и нынешней жизни.

Он живёт "в отсеке сегодняшнего дня", как просто и гениально сформулировал жизнь пожилых людей американский психолог Дейл Карнеги. Несмотря на возраст, он не оставляет желания творить и делиться своим огромным жизненным багажом с читателями, проявляя живой интерес к разным сторонам жизни. Он освоил мобильный телефон с многими функциями, сдаёт в редакцию свои книги только в компьютерном варианте, освоил интернет и пользуется почтовыми компьютерными программами. Хочет освоить электронную книгу, но считает, что для этого нужно иметь очень много времени, а ему ещё хочется многое написать : и пьесу, и прозу, и, конечно, стихи.

Необычный юбилей необычного человека.

Вы были фронтовиком. Ушли на фронт добровольцем. Два ранения, госпиталя, боевые ордена и медаль - "за доблесть и верность Отечеству". Простите, но Вы очень мало похожи на воина. Скорее, эдакий "интелигентик-очкарик" при каком-нибудь штабе. И вдруг - громила-подвзводный роты бронебойных (противотанковых ружей). Битва с танками Гудериана на воронежском плацдарме в составе сибирских полков.
Как и другие факты Вашей биографии - словно речь идёт о разных людях.

Я сам с некоторым изумлением задаю себе этот вопрос. В "Пьесе моей судьбы" я переиграл все роли. Такая чрезмерная пластичность заставляла задуматься в скорбные минуты самопознакния: каков же ты на самом деле?.. Поверьте, однако, в каждой из этих своих ипостасей я был подлинен и искренен.

Странное и двойственное впечатление складывается и от знакомства с Вашей студенческой юностью. Вы готовы поступать на философский факультет. Прочитаны Гегель с "Наукой логики". Феербах. И вдруг почему-то Театральный институт в Ленинграде. И не театраведческий факультет, что было бы как-то понятно, не режиссёрский, что было бы как-то обосновано, а самый "горячий" - актёрский. Далее ещё несуразнее. Вы оканчиваекте Институт с отличием и преуспев в атёрстве. И вдруг - ещё один крутой поворот,-шесть лет журналистики, репортёрства. Что это, простите, за беспорядочные метания?

А вот это уже не метания, а Божий промысел. Я никогда не стал бы репертуарным драматургом, не побывав в шкуре актёрской, репортёрской.Не наглотавшись и философии и окопного смрада. Пьеса, если это что-то стоящее, - это философия, спресованная до анекдота и заряженая дракой.Без болтовни. На одних глаголах и подтекстах.

Совершенно очевидно, что Ваша органичная принадлежность к еврейству. И вдруг - в одном из Ваших стихотворений:

Я сумел разлюбить смуты русской весны,
Плен осенних дождей и февральскую стужу,
Но куда мне девать мои русские сны?
И куда мне девать мою русскую душу?
Откуда вдруг такая раздвоенность?

В этом у меня общее с моим коллегой, увы покойным, Василием Аксёновым. Как и у него у меня еврейская мать и русский отец. Прекрасные герои моей судьбы. Отсюда - самое нежное сыновье отношение к еврейству и глубокое укоренение в русский язык, в культуру, в самую плоть того и другого народов. Израиль - моя любовь и тревога. Современная Россия - моя горечь и печаль. О том и другом я пишу, говорю. кричу.

Вы знаете, в этом году в Германии широко отмечалась годовщина Холокоста. Как Вы, в этом контексте, живя в Германии, относитесь к немцам? К еврейству?

Я прежде всего думаю о национальном достоинстве народов. Немецкого народа. Еврейского народа. Национальное величие народа не в умении избегать потрясений. поражений. А в умении из бездны потрясений, погромов - возраждатьься, преображаясь. Немцы. опрокинутые и растоптанные после Второй мировой войны, сумели возродить Германию, как одну из самых ярких и успешных демократий Европы. Евреи, после столетий унижений и рассеянья сумели возродить свою государственность на земле Израиля. И то и другой достойно уважения и восхищения.

Что для Вас писательство?

Прежде всего - профессия, которой надо владеть, как столяр владеет рубанком, как скрипач владеет скрипкой. Язык, сюжет, ремесло, а уже потом - полёты во сне и наяву. Отсюда - нетерпимость к претензиям на писательство всякого рода "любителям".

Что в своей работе считаете главным: прозу, стихи, драматургию?

Всё-таки драматургию. Это труднейший род литературы и жестокая проверка на мастерство. В сущности любое стоящее произведение, будь то повесть, роман, даже стихотворение – драматургичны и сюжетны.

Как строится Ваш рабочий день?

По - разному. Я сам у себя в услужении, поскольку живу один. Перекусив и отхлопотав по хозяйству, с интересом посматриваю на рабочий стол, где ждёт меня нечто рукописное. При первом же удобном случае удираю в Кнопс-парк, где активно разминаюсь. В последнее время состояние здоровья всё чаще вносит в расписание дня свои суровые коррективы. Привыкнуть к самому себе в образе долгожителя я так и не сумел. С недоумением рассматриваю себя в зеркало.

Что заставило Вас уехать из России в Германию?

Крушение надежд на то, что на смену свинцовым мерзостям коммунизма-большевизма произойдёт в России что-то путное, а не дикий путинизм.

Чувствуете ли Вы себя в Германии, как дома?

Безусловно! Я дома. Несмотря на множество проблем и сложностей.

Что Вам нравится в Германии? Что вас раздражает?

Нравится гармоническое сосуществование человека с природой. Культура жилищ. Чистота и порядок. Огорчает: пресловутая "европейская толерантность". Готовность терпеть ради неё ползучую оккупацию Европы всё более наглеющим исламом.

Не считаете ли Вы, что эмиграция предрешает деградацию личности?

Главное зависит от самого человека. Сама по себе творческая личность, например, достаточно самоценна и устойчива.

В какой семье Вы родились? Как это сказалось на Вашей дальнейшей жизни и становлении творческой личности.?

Я родился в семье актёров. Умница отец и любящая самоотверженная мать, абсолютно чуждая актёрской богемы. Отца я потерял в 42-ом в Сталинграде. Он оказал решающее влияние на моё становление моё развитие.

Поддерживаете ли вы контакты с кем-либо из оставшихся в России?

В Москве у меня остался мой сын Александр, очень близкий и родной мне по духу человек. С ним я поддерживаю самые тесные контакты. Друзей же всегда было маловато, а сейчас их и вовсе не осталось, почти все ушли в мир иной.

В какой же мере опыт философии и актёрской мастерской, годы Вашей журналистики и окопы могли определять суть Вашего творчества?

Без этого опыта мною не были бы написаны такие из поставленных и опубликованных пьес, как "Беспокойный юбиляр", "В кольце тишины"("Трудные солдаты"), "Прости нас, мачеха-Россия" ("Перекрёстный допрос"). "Демоны ночи, демоны вьюги" ("вьюга). Не написались бы такие повести, как "Пациенты доктора Беса". "Бенефис клоуна Кляпа" , "Лунный свет Шакия-Муни" (Из жизни Будды).
Наконец, "Приключения драматурга в стране, которую умом не понять" - "Былое и драмы".

Меня поразило одно из Ваших стихотворений "Тайное тайных", предваряющее "Лунный свет» Шакия Муни, - это что, в некотором роде - дерзость?

В начале было "Слово" по Преданию,
И этим словом было слово "Бог",
Но есть иная версия Деяния
По ней - творцом такого мироздания
Господь и Вседержитель быть не мог.
А мастером земного прозябания,
Творцом Творца и самого Предания,
В глуши времён, в плену минувших лет
Был беглый раб, философ и поэт.
Затравлен и гоним от всех порогов,
По доброте ль?.. По злобе ль?.. По уму?
Сам сотворил он Дьявола и Бога
По образу-подобью своему.
И "Бог" и "Слово" в размышленьи строгом
Явились не началом, а итогом,
Итогом ремесла и вдохновенья,
Сюжетами последних лет творенья.
Но беглый раб
В святом или блатном
Пребудет и останется рабом,
Пророк ли он, придурок или гений,
Он раб рабов, он раб чужих грехов,
Раб собственных сомнений и творений.
В начале было "Слово" по Преданию,
И этим словом остаётся "Бог",
Поскольку блудный мастер мироздания,
Преодалев семь бурь самопознания,
Раба в себе преодолеть не смог!


В чем же тогда для Вас состоит сущность религии?

Сон разума. В эпиграфе к тому же микро-роману я записал: "Два глаза даны человеку, чтобы видеть вещи мира сущего в обьёме. Но смотреть в огонь жизни не прищуриваясь, суровый труд ума и сердца. Проще и веселей прицеливаться из скорострельной. Не потому ли убйств на этой планете всё ещё больше, чем прозрений?".

Как Вам удалось в эмиграции сохранить себя, как писателя?

Решающим тут стал сразу возникший творческий контакт с журналами русского зарубежья - "Литературным европейцем" , "Мостами" , их редактором Владимиром Батшевым и всем великолепным авторским активом этих изданий. Им обязан я тем, что моё писательство не прерывалось все эти годы и не прерывается поныне. Породнила всех нас общность творческих, идейных, и , конечно же, человеческих позиций.

Как Вы работаете над своими книгами? Легко ли они Вам даются?

Работаю, как рабочий в каменоломне. Перетаскиваю с места на место бревно сюжета. Ворочаю кирпичи характеров, подгоняя их друг к другу. Только сотворив что то более или менее жилое, взлетаю. Уверен: всякое иное представление о художественном промысле - враньё, кокетство, или "художественная самодеятельность" графоманов. Разумеется, натаскавшись и разбежавшись, надо летать. Самолёт, который хорошо разбегается, но так и остаётся на земле,- это всего лишь автобус.


Когда впервые разбудили в себе способности писать и пьесы, и прозу, и стихи? Это ведь такие разные жанры, подчас несовместимы на одном писательском столе?

Абсолютно несовместимые! Почему совместились, не знаю. Совмещались в обратном прядке,- стихи писал с детства, прозу - со школы, драматургия пришла ко мне в годы зрелости.

Как мне известно, Вы ещё и пишите картины ( рисуете ….) . Расскажите об этом подробнее
Да, рисовать я начал едва ли не раньше, чем научился читать.


Часто ли Вы говорите себе: "мне уже поздно", "всё уже некчему"?

Преодолеваю такого рода мысли вот этими моими стихотворными строками:

Вам говорят, жизнь коротка,
Не верьте!
Тому, кто болен, бледен и раним,
Жить надо так, как будто он бессмертен,
Бессмертен и неутомим.
И не больничный потолок над вами,
А праздничное небо дальних стран,
Где месит волны синими ветрами
Великий или Тихий океан!

Кого из современных писателей-современников считаете учителями. Кто из них нравиться Вам больше всех?

Мои современники - Василий Гроссман с великим романом "Жизнь и судьба", Евгений Шварц с его пьесами-сказками, Александр Галич, Владимир Высоцкий, Василий Аксёнов.

Из любимых,- Михаил Булгаков- автор "Театрального романа" ,"Дней Турбиных", "Собачьего сердца". Из учителей?..Пожалуй, больше всех- Лесков, Платонов с их изумительным по красочности русским языком, безымянный автор "Тихого Дона", из западных - конечно - Ремарк, и многие другие из этого же ряда. Перечислять не стоит.

Как Вы относитесь к широко читаемым писателям- новаторам , иногда скандально известным?

Не хочу называть конкретных имён,чтобы не выглядеть старым брюзгой. Позволю себе банальность: любой скандал, новизна и дерзость в искусстве прекрасны, если подкреплены талантом. Но бездарность, берущая реванш у таланта? Прикрывающая своё убожество ужимками?.. Нет ничего старомоднее и скучнее такого новаторства. Увы, сегодня от этого рябит в глазах, но , к сожалению, оно востребовано и в книгах, и в кино, и на эстраде.
Как Вы считает, есть ли будущее у литературы русского зарубежья?

Нет, как ни больно это сознавать, мы уходим. Или, как это у Вадима Шершеневича,-

"Мы последние в нашей династии,
И нам уж недолог срок,
Нам, корабейникам счастья,
Кустарям задушевных строк".

Какая из Ваших книг, пьес - самая любимая?

Это сложно. Из пьес, возможео- "Беспокойный юбиляр","Прости нас, мачеха-Россия". Из повестей -"Пациенты доктора Беса", "Бенефис клоуна Кляпа". "Лунный свет Шакия Муни".

Есть ли у Вас хобби?

Хобби, как такового нет. Однако, любовные свидания с природой, лесные тропы - для меня это "праздник, который всегда с тобой".

Любите ли путешествовать?

Люблю, до страсти. Я ведь актёрское дитя, и еще ребёнком исколесил с родителями всю гастрольную Россию, и вырос, как я себя называю, цыганёнком - бродягой. Я и родился где-то на перепутье, на колёсах. У моей мамы роды начались прямо в дороге и её сняли с поезда на пол - пути между Пензой и Одессой. И чуть ли не с пелёнок мы покатились дальше; Волга, Урал, Север страны, Москва...

В каких странах и городах Вы побывали?

Лондон, Париж и замки Луары,- многократно. Рим и вся Италия, Индия, Малазия, Египет и ещё. ещё...

Считаете ли Вы себя счастливым, состоявшимся человеком?

Большую часть жизни я прожил в больной стране. Дышал ядовитым воздухом "советчины" И хотя меня и мою семью не коснулись впрямую репрессии, я в полной мере отведал все прелести чекистского духовного насилия.

Всё, чего удавалось позднее добиться, всегда было "вопреки", ценой унижений и компромиссов. Колоссальных усилий стоило сохранить себя, как личность, и состояться здесь, в иммиграции. Согласитесь, что чувствовать себя после этого счастливым человеком было бы странно.
Какое из человеческих качеств , помимо таланта и масштаба личности, Вы больше всего цените в людях?

Самоиронию. Умение взглянуть на себя со стороны насмешливым и беспощадным оком, что я и делаю постоянно.

Какие качества Вы цените в женщинах? в мужчинах?
В женщинах - сочетание красоты и милосердия, умение любить с умением прощать.

А в мужчинах?

В мужчинах - прежде всего мужество ума. Самое трудное мужество. Ведь природа мужской доблести неоднозначна. Я знавал солдат , бесстрашно глядевших в лицо смерти и цепенеющих от генеральского окрика. Я знавал докторов разных наук, согласных скорее сгореть, чем усомниться.

Культовый француцузкий писатель

Честно говоря, эта позиция даже такого культового писателя , как Бернар Вербер меня несколько озадачивает: развлекать, просвещая? Я не так самоуверен. Мне было бы достаточно знать, что кому-то далёкому, отчаявшемуся, я могу шепнуть: " да, жизнь изначально трагична. Часто она задаёт вопросы на которые трудно ответить." и далее - по Ал. Блоку:

"Но есть ответ в моих стихах тревожных,
Их тайный жар тебе поможет жить"

 

Беседу вела АННА ЦИПРИС


Посетите и поделитесь Вашими мыслями на форуме

 

 

Понравилось?
Подпишитесь на обновление через Е-Майл:
и Вы будете получать самые актуальные статьи
в момент их публикации.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...


About Anna Tsipris

avatar

Анна Циприс — доктор права, психолог, специализировалась в области психологии менеджмента и бизнеса, семейной психологии, воспитания. Проживала в Санкт- Петербурге, читала лекции, вела деловые игры и тренинги по различным темам. В настоящее время проживает в Ганновере (Германия). Печатается в интеграционных журналах:«Партнёр», «Антенна», ведёт рубрику «Между нами, женщинами…» . Постоянный автор рубрики «Семья и психология» в центральной газете Германии «Европа-Экспресс», «Вести», и других русскоязычных изданиях. В журнале «Секрет успеха», выходившем в Ганновере З года, вела рубрики: «В гостях у знаменитостей», «Женщина и карьера», «Личность» (интервью), «Гордимся нашими детьми». Опубликовано около 320 статей.

Browse Archived Articles by

Комментариев нет

В настоящее время нет комментариев для «Мы последние в нашей династии…» — Юбилейное интервью с Виталием Раздольским.. Может Вы хотели бы добавить один из Ваших?

Оставить комментарий

Комментарии Facebook:

pokolenie-x.com located at Widemannstr.1 , Hannover, DE . Reviewed by Stas Ivanchuk rated: 1 / 5