avatar

«Мастер». История любви в пору золотой осени жизни. Киноповесть. Часть 13

Written by Леонид Шнейдеров. Posted in Публикации

Tagged:

История любви

Published on Ноябрь 10, 2013 with No Comments

Мастер
История любви в пору золотой осени жизни.
Часть тринадцатая

Оля, как и Мастер, была жаворонком, и, проснувшись рано, стала ласкать его полусонного. Уставшие, они блаженствовали, прижавшись, друг к другу.
- Вот не было никого рядом и веришь, даже не хотелось и вспоминать о том, что в этой, не очень веселой и слякотной жизни, есть еще какие-то отношения между вами и нами,- говорила она, разглаживая прохладными пальчиками его морщинки и трогая ямочку на подбородке.- Врачи утверждают, что длительные перерывы, как вам, так и нам,- вредны. Спасибо, родненький, что ты помог воскресить женщину. Но это ты сделал опреметчиво и скоро горько раскаешься.
- Почему? - спросил он, наслаждаясь ее прикосновениями, ощущая мелодичность и прелесть слова родненький.

-Потому, что я, естественно, начну стремиться дополучить все то, чего долго была лишена, или лишу тебя привычного покоя.
-Может, мне это нравится. Только я не говорил это вслух, пока ты не спросила.
- Мне нравится твоя скрытность. От нее веет благородством и надежностью и, знаешь, у меня вдруг появилась желание пойти и принять душ вместе, если тебя это, конечно, не шокирует.
-С тобой хоть на край света, - засмеялся Мастер и отнес ее на руках в ванную комнату.
Потом они в две руки приготовили завтрак и Оля заявила, что отправится в бордель.-Работа есть работа, терять ее непростительно и она не хочет оставить у фрау Герниц отвратительное впечатление о себе.

-Ты там не очень усердствуй,- предупредил ее Мастер,-Лучше побереги свой позвоночник. И кадки тяжелые с землей не двигай. Надо будет, я приду и помогу тебе, только позвони.
-Осталось еще цветы выбрать для Магды,- вспомнила Оля, - Завтра мы идем на день рождения во французский ресторан. Там вкусно готовят. Может, ей еще взять, какое-нибудь наше вино. В Молдова-Маркте есть очень премиленькие бутылочки и названы в честь любимых женщин, не то Луиза, не то Аксинья. Бутылка темного цвета, еще к тому же, чем-то декорирована. Смотрится не хуже хваленных французских и итальянских вин.
Мастер дал ей денег на цветы и вино, и свой проездной билет.
-Мне он сегодня не нужен, - объяснил он, - магазин рядом и работа в двух кварталах от дома. Тебя посажу на трамвай, скуплюсь и чего-нибудь приготовлю.

-И чем ты меня сегодня хочешь удивить?
-Поджарка по–харьковски и тушеные грибы в сметанном соусе. Ну, плюс всякие десерты. Попробуешь, оценишь
-Ничто так не укрепляет тесную дружбу немолодых мужчины и женщины, как тушеные грибочки в сметанном соусе, - усмехнулась Оля,- А белое вино вдогонку, создаст непринужденную атмосферу доверия и интимного тяготения.
-Вот уж не знал, что обычные шампиньоны так способствуют этому самому тяготению. Теперь я их начну вместо хлеба есть, - искренне признался Мастер.

Он скупился в магазине, у знакомого турка, взял понравившийся ему спелый виноград и едва только приступил к созданию обеда, которым обещал ее накормить, как позвонил Анатолий и сказал, что главный хозяин, кого зовут Рихард, и его племянник, назначили термин на одиннадцать часов.
- Следует быть готовым к тому, чтобы я приступил к изготовлению тех узлов, без которых пресс-форма не пляшет? Брать мне свои резцы, фрезы? Как ты считаешь?
- Почему бы и нет. Я так понимаю, что их приперло дальше некуда. Чтобы двадцать раз не мотаться туда и обратно, приведи себя в состояние готовности номер один. Я сейчас приеду. Пусть у нас будет запас времени.

В самом углу шкафа вот уже два года висел на плечиках его рабочий комбинезон, сшитый его женой по его просьбе. Он был плотный, легкий, имел массу карманов, специальные манжеты плотно облегали запястья. В широченных брючных карманах свободно помещался штангенциркуль, микрометр, и все то, что всегда необходимо под рукой во время замеров. Он еще раз внимательно посмотрел на содержимое своего инструментального металлического ящика, где находились его резцы и фрезы. И когда Анатолий позвонил по внутреннему квартирному телефону, он тотчас вышел к нему во всеоружии.

-Главного хозяина зовут Нерр Рихард Наммер, а его племянника, ну того, кто курирует эти две городские мастерские, Нерр Свен Майер,-объяснил Анатолий.- Смотри, не перепутай. Они этого не любят. Мне кажется, что пока дело не будет сделано, лучше не стоит задавать им вопросы о постоянной работе. Ты не обижайся, но я думаю, что на постоянку, они тебя не оформят. Если и возьмут на яресфертраг, то через год опять придется искать работу. Но такая работа, что ты сейчас имеешь, может, не подвернуться. Это ведь- дело случая.

Мастер молчал, понимая, что Анатолий, по большому счету, был, конечно же, прав, но слово сказано, и как все для него сложится - в дальнейшем абсолютно неясно. Но не использовать этот редчайший и, возможно, последний шанс - просто глупо.
Когда они появились в цехе, племянник хозяина скорбно сидел за столом Каракурта, а седой поджарый мужчина, о чем-то оживленно беседовал со слесарем Гельмутом.
Они поздоровались, и Анатолий представил седому Семена Марковича, как специалиста – инструментальщика.
Седой подошел, поздоровался с Мастером, скользнул взглядом по его комбинезону, из кармана которого выглядывал штангенциркуль и неожиданно заговорил по – русски, медленно подбирая нужные слова.
-Какая у вас квалификация и понимаете ли вы в чертежах?
-Я - инструментальщик шестого разряда, С чертежом этой пресс-формы знаком. Он лежал на столе у старшего мастера, и я в нем разобрался.
-И вы, полагаете, что сможете сделать эту работу и избежать погрешности обработки и изготовления?
-Если вы не против, то я сейчас же и приступлю.

Нерр Майер спросил по– немецки, явно адресуя свой вопрос к Мастеру, но обращаясь к Анатолию, как понимающему немецкий язык: Вы, когда - нибудь работали на немецких станках и знакомы с их устройством?
Анатолий перевел Мастеру все, что сказал Нерр Майер.
-Я работал на таких станках, Вся штука заключается не в станке, а в применении специального резца и фрезы.
Анатолий перевел его слова Маеру и старику Гельмуту.
-Покажите, чем вы располагаете, сказал по-русски седой?

-Мастер открыл ящик, достал свой резец и протянул его седому. Тот самым внимательным образом его рассматривал, затем, заметив нетерпеливый взгляд Гельмута, протянул ему резец.
-Это вы с собой привезли оттуда, где раньше работали?
-Это мой собственный резец. У меня двадцать засчитанных и внедренных рационализаторских предложений, и это одно из них.
Анатолий никак не мог сообразить как будет по –немецки звучать понятие рационализатор, и перевел Нерру Майеру это слово, как изобретатель. Тот снисходительно улыбнулся и пожал плечами.
-И вы считаете, что с помощью ваших приспособлений, сможете сделать эту работу с точностью до указанных в чертеже размеров?
- Почему бы и нет, - улыбнулся Мастер, насупившемуся седому.- У нас говорят: «За спрос не бьют в нос».
-Я учился в политехническом институте в Русланде и после учебы я работал на станкостроительном предприятии в ГДР. Не хочу вас обидеть, я всегда был невысокого мнения об уровне подготовки ваших металлообработчиков.
-Смотря, кто на что горазд,- дипломатично ответил Мастер. – И, смотря, кто, кого, чему учил.

-Вы имеете опыт работы с легированными сталями и сплавами? - уточнил седой.
Он не мог себе представить, что этот представительный, производивший серьезное впечатление, не молодой уже человек, способен сделать то, что не смогли сделать его работники, получившие квалификацию в стране, славившейся на весь мир высоким техническим уровнем своего оборудования и подготовкой специалистов.
-Я работал с легированными сталями, с инструментальными, со специальными. Не переживайте за свое оборудование, я в курсе, что такое металлообработка и технология металлов и сплавов. И что и как, и при каких условиях, надо обрабатывать.
-Ну, хорошо приступайте и покажите, что вы умеете, - разрешил седой.
Больше Мастеру не задавали ни наводящих, ни каверзных вопросов и он еще раз внимательно посмотрел чертеж пресс-формы, включил станок, и углубился в работу, даже не реагируя, что несколько пар глаз смотрят на него строго и недоверчиво.

На первых порах он волновался, особенно после включения станка, когда подвел резец к болванке, но затем работа захватила его полностью, и он четко делал свое дело: точил, подрезал, замерял. Наблюдая за его точными размереными движениями, вся эта троица недоверчивых и сомневающихся немцев молчали и выразительно переглядывались меж собой.
Закончив токарную обработку двух узлов, Мастер подошел к фрезерному станку, установил универсальную фрезу своего учителя Кузьменко, включил станок, не замечая, что Гельмут, надев очки и вытянув морщинистую шею, наблюдает за процессом, возбужденно почесывая щеку.

В том, что русскоязычный уборщик и сторож действительно оказался специалистом высокой категории, свободно ориентируется среди станочного оборудования, словно он проработал на нем много лет, ни у кого у немцев, даже у недоверчивого Нерра Майера, уже не вызывало сомнений. Но венец любому делу – результат. И Гельмут нетерпеливо поглаживал в руках свой штангенциркуль. Впереди оставалась самая сложная и кропотливая работа: изготовление замка и сборка.
Прошло около трех часов времени. Анатолию уже все это изрядно осточертело, но он делал умный вид и ждал, когда к нему обратится кто-то из хозяев. Немцы попили кофе, которое сварил Гельмут, угостили Анатолия, и предложили Мастеру сделать паузу, но он кивком головы поблагодарил седого, и продолжил работу.
Еще через час, когда заядлый курильщик Гельмут выскочил во двор покурить у строго отведенного места, Мастер завершил свою работу и, дождавшись слесаря, сдал ему на проверку готовые узлы, которыми следовало начинить корпус пресс-формы.
Гельмут священнодействовал некоторое время, тщательно проверяя все замеры и собрав все узлы, закрыл крышку пресс-формы, и сказал вслух седому и его племяннику: Аллес кляр! Гуте арбайт! Гольдене хенде!

Он подошел к Семену Марковичу и впервые за все время,что тот приходил в мастерскую в качестве подсобной силы и ночного сторожа, пожал ему руку, невзирая на то,что рука Мастера была вымазана машинным маслом.
Седой подержал в руках резцы Мастера и фрезы, пробормотал: фантастиш, и тоже счел своим долгом пожать ему руку. И только Нерр Майер сохранял свою обычную дистанцию. Хотя чувство досады и тревоги, которое не покидало его в связи с угробленным заказом и осознание немалой доли своей вины в том, что он разрешил старшему мастеру Курту ухватиться обеими руками за этот высокооплачиваемый заказ, уже не столь сильно терроризировало его.

-Будем надеяться, что наши заказчики останутся довольны,-резюмировал седой,-Как вы оцениваете свой труд ?

- Пожалуй, никак, пожал плечами Мастер, не замечая округлившихся глаз Анатолия,-Если, вы не возражаете, то я бы хотел работать или у вас, по своей специальности. Тут ведь не шибко нужны глубокие знания немецкого языка.
-Что касается языка, то его знание- это норма для всех, даже таких превосходных специалистов как вы. Живешь в Германии - знай язык. Для работающих - это норма жизни, - словоохотливо пояснил седой,- Вам сколько лет?

-Пятьдесят три исполнится в конце года.
- Этот возрастной показатель в Европе, и в, частности, в Германии не вызывает у работодателей большой радости. Считается, что пожилые люди чаще болеют, а это съедает уйму работодательских денег вхолостую.
- Я еще крепок и здоров. Ну, с зубами пару раз обращался. Что же теперь, до конца дней с метлой и совком ходить?
-Глупо, конечно, использовать такого мастера на подсобной работе, но мы, что-нибудь придумаем. Возможно, будем привлекать вас на разовые сложные задания. И все же, вы подумайте и скажите мне о сумме вашего вознаграждения, но, естественно, в разумных пределах. У вас еще есть ко мне вопросы?

-Есть одно замечание по этой пресс-форме, - сказал Мастер и, открыв верхнюю крышку изделия, показал на узел,- Он сконструирован несовершенно и в случае резкого перепада давления - это приведет к выходу всей пресс-формы из строя. Я набросал новую конструкцию замка, кто, как мне видится, будет гораздо надежнее.
-Это интересное предложение. но, как все, что у нас делается в Германии, по спорным вопросам, оно подлежит точной и квалифицированной экспертизе. Вы смогли бы самостоятельно оформить ваше предложение в чертеже, написать короткую пояснительную записку. Это вас не затруднит?
- Сегодня же сделаю
.Вот и прекрасно,- улыбнулся седой, с интересом рассматривая Мастера,- Вы хорошо потрудились. Поезжайте домой и отдохните. У вас есть сегодня дежурство в ночное время?
-Да, сегодня моя смена.
- Я думаю, это можно уладить и вас подменят свои же коллеги по дежурству.

Увидев скривившуюся от этого предложения физиономию Анатолия, Мастер покачал головой, - Ну, зачем ломать график, пусть каждый за себя дежурит. Вечером на дежурстве я подготовлю чертеж и обоснование и оставлю его в цехе.
Когда в половине третьего ехали домой, Анатолий не скрывая возмущения, набросился на него:
Ты, вроде на вид башковитый мужик, а тут такое сморозил: бесплатно их из дерьма вытаскивать. Ты брось эти комсомольские штучки, тут эти номера не проходят. Тоже мне, племянник Билла Гейтса! Зарядил бы им штучку евро для начала. Глядишь, и мне, как твоему личному долмечеру и адвокату, пару сотен от щедрот отвалил, Я такую рекламу тебе создал. Что же это, все коту под хвост?

Мастер словно впервые за эти два года знакомства и совместной работы вдруг как-то по-новому увидел всегда благодушное и приветливое лицо Анатолия, нацеленного урвать свое, которое само к нему в руки стремилось. И он в глубине души считал, что только благодаря его рекомендациям, эти двое работодателей, родные дядя и племянник, согласились пригласить русскоязычного спеца, полного лоха в дойче, но кое-что умеющего руками, кто в знании иностранного языка вовсе не нуждаются.
-Ладно, подумаем,- уклончиво обронил Мастер. Его такое откровение Анатолия не только насторожило, но и вызвало неприязнь и желание держаться с таким заботливо–практичным дружком на приличном расстоянии.

Оказавшись дома, Мастер почувствовал усталость и желание лечь и забыться коротким сном. Это нельзя было назвать физическим переутомлением: он делал привычную и любимую работу, но, угнетала непонятка с его работой. Практически на его вопрос седой точного ответа ни дал, а уж про племянника, кто только сегодня стал различать в очеловеченном уборщике и ночном стороже специалиста и мастера высокой квалификации, и говорить не приходилось. До дежурства оставалось еще достаточно времени и он, памятуя о своем обещании Оле, наготовить массу всякой вкуснятины, надел свой привычный кухонный передник и долго мыл и оттирал, пропахшие машинным маслом руки.

К пяти он часам он уже стал волноваться, почему она задерживается и решил без нее не обедать, хотя под ложечкой давало о себе знать. Оля пришла в половине шестого, принесла две бутылки молдавского вина, в каком-то немыслимо декоративном оформлении, объяснила, что нашла в городе цветочный магазин, где можно подобрать цветы не дорого и со вкусом. Но лучше это сделать завтра до обеда, в субботу, в день именин Магды.
Олю шатало от усталости, но глаза у нее вспыхивали голубоватыми сполохами энтузиазма, и чувствовалось, что этот день рождения, и то, что ее ждали, приготовили обед в ее честь - все это радовало и бодрило. И то колючее выражение ее глаз, которое он заметил в их первый день знакомства, уже просто невозможно было себе представить.

Времени до дежурства оставалось мало и он не стал ей ничего рассказывать о том, что произошло сегодня на его работе. Про разговор с седым он тоже деликатно промолчал, потому, как из этого разговора совершенно не было ясно, что ему предложат в ближайшее время. И есть ли уверенность, что он будет принят на постоянку. И лишь тогда Оля сможет быть при нем, как его законная жена, и это, вкупе с любимым делом, было бы для него пределом мечтаний и свершений.
-Может, тебе надо постирать, выгладить: спросила Оля,- Чтобы завтра горячку не пороть. Я все сегодня же сделаю.
- К чему, зазря суетиться,- пожал он плечами,- два костюма в шкафу висят нетронутые и сорочки к ним и галстуки.

Перед тем, как идти на работу, он приготовил готовальню, свои любимые карандаши и согласился взять термос с чаем, заваренным Олей. Она так хотела, чтобы он хоть что-то взял из того, что она ему соберет на дежурство. И он согласился очень довольный заботой, вниманием и лаской. Ей захотелось провести его на работу и она, как-то очень естественно и просто, взяла его под руку и довела почти до самых ворот мастерской.

Мастеру повезло в это дежурство. С уборкой не было особых хлопот, и машина с фасованным уголком пришла накануне полуночи. Никто его ночью не беспокоил и до полвторого ночи он закончил чертежи, изобразив конструкцию замка в нескольких плоскостях, в том числе, и в изометрии, и подготовил пояснительную записку.
Потом он спал до самого утра и ушел, как положено, закрыв мастерскую. В этот выходной никто из начальства утром не наведывался. Он позвонил Анатолию, рассказал ему про груз. Анатолий знал номер мобилки племянника хозяина и, конечно же, доложит ему про груз, и что очередное дежурство прошло спокойно.

Леонид Шнейдеров

Продолжение следует

Все части "Мастер". История любви в пору золотой осени жизни. Все части

Photo © iStockphoto.com © Fotolia.com



Посетите и поделитесь Вашими мыслями на форуме

 

 

Понравилось?
Подпишитесь на обновление через Е-Майл:
и Вы будете получать самые актуальные статьи
в момент их публикации.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Loading ... Loading ...


About Леонид Шнейдеров

avatar

Леонид Исаевич Шнейдеров - историк, писатель, публицист. Авторские материалы Леонида Шнейдерова публикуются в популярных сетевых СМИ России, например, в «Свободной Прессе». Собственная колонка Л. Шнейдерова на портале «Дом Солнца» постоянно лидирует в читательских рейтингах. Под псевдонимом «Леонид Строев» в 1984 году, в крымском издательстве «Таврия» опубликован военно-исторический роман «По следу старого соболя», а в 1989 — военно-исторический роман «От меча и погибнет». В том же году в Москве, в издательстве «Прометей» тиражом 150 000 экз. увидела свет сказка-повесть для детей «Пискун-мореход». С 1998 года живёт в Германии, публикуется в русскоязычной прессе Германии и Западной Европы. В 1999 году в издательстве «Дар» (Симферополь) вышел роман «Подмена». В издательстве «Эдита Гельзен» (Германия) в 2004 году опубликовал повесть «Мастер». В 2005 году вышел роман «Дедушка». В 2008 году, в том же издательстве увидел свет сборник рассказов, повестей и киноновелл «Глаза любви». В 2008 году Санкт-Петербургское издательство «Алетейя» выпустило роман «Женского счастья так мало». В 2008 и в 2009 гг. вместе с М- Гальпериным издал ежегодный коллективный сборник прозы, поэзии и публицистики авторов города Саарбрюккена «Саарбрюккен — город жизни и мечты». В 2011 г. удостоен Золотой медали 2-го Международного литературного конкурса «Лучшая книга года 2010» в номинации «Крупная проза» за политический роман «Подмена».

Browse Archived Articles by

Комментариев нет

В настоящее время нет комментариев для «Мастер». История любви в пору золотой осени жизни. Киноповесть. Часть 13. Может Вы хотели бы добавить один из Ваших?

Оставить комментарий

Комментарии Facebook:

pokolenie-x.com located at Widemannstr.1 , Hannover, DE . Reviewed by Stas Ivanchuk rated: 1 / 5